^Back To Top

logo

Joomla шаблоны бесплатно http://joomla3x.ru

Выход из замкнутого пространства.

По мере того, как становились известными произведения нашей группы за рубежом, укреплялись наши связи с зарубежными музыкантами. В 1965 году датский пианист Тодор Петерсен впервые исполнил мою пьесу " Разрывы плоскостей " по радио, а композитор-авангардист из Копенгагена Эрик Андерсен вступил с нами в оживлённую переписку, присылал партитуры своих хеппенингов и намеревался исполнить в живом виде мои «Домашние скерцо", но поскольку партитуру просто невозможно было переслать ему, то дело ограничилось исполнением «Скерцо» по датскому радио.

В 1968 году Третья симфония («Эсхатофония») Сильвестрова была исполнена в Дармштадте под руководством итальянского дирижёра и композитора Бруно Мадерны. Музыковед из ФРГ Фред К. Приберг в изданной в 1965 году книге "Musik in der Sowjetunion" назвал нашу группу "Киевским авангардом" (хотя в данном случае более применим термин "поставангард"). В 1967 году наша группа по приглашению Блажкова побывала в Ленинграде, где состоялась встреча с Пьером Булезом - одним из ведущих представителей послевоенного музыкального авангарда. Булез послушал наши произведения в записи, похвалил их. Накануне мы были приглашены им на концерт Лондонского симфонического оркестра ВВС (Би-Би-Си), которым он дирижировал. В программе были произведения Дебюсси, Шёнберга и самого Булеза ("Взрыв").

Побывали мы и на репетиции этого концерта. В эти же дни в Ленинграде состоялся концерт, в котором Блажков, дирижируя камерной группой Заслуженного коллектива - оркестра Ленинградской филармонии –исполнил «Сюиту зеркал» Андрея Волконского и другие произведения современной музыки. Волконский первый из москвичей нарушил табу, наложенное коммунистической идеологией на современную западную музыку, и поэтому он был самым близким к нам композитором в СССР. Кроме него, у нас установились дружеские связи с другими москвичами - Эдисоном Денисовым, Софьей Губайдулиной, с ленинградцами Борисом Тищенко и Сергеем Слонимским, а также Арво Пяртом из Эстонии.

В.Сильвестров, Л.Грабовский, В.Годзяцкий, И.Блажков, А.Волконский, Ленинград. 1967 г.

Большим событием стал для нас приезд в Киев чешского музыковеда и композитора Вацлава Кучеры, который буквально объездил весь Союз, изучая ситуацию с положением современной музыки. Он имел продолжительные беседы и вёл дискуссии с руководящими деятелями Союза композиторов в разных городах СССР, убеждая их прекратить дискриминацию молодых композиторов-модернистов, а главное - он встретился со всеми нами, горячо поддерживая нас в нашей борьбе. В своей книге, вышедшей в Праге в 1967 году - "Новые направления в советской музыке" - Кучера осветил творческие достижения каждого из композиторов, с которыми он встречался (а среди них был и Дмитрий Шостакович). Он подробно проанализировал главные сочинения, написанные ими, и - впервые в Европе наметил блестящую перспективу развития современной советской музыки. Особенно ценным для нас было то, что он отметил главное отличие киевских молодых композиторов - "модернисты" были во многих городах, но организованной группой они выступили именно в Киеве, представляя собой своеобразную "Могучую кучку».

Во второй половине 60-х годов творческая деятельность композиторов нашей группы активизировалась. Наша музыка начала выходить из замкнутого пространства. В это же время в СССР и во всей Европе постепенно происходило обострение общественно-политического положения, за которым мы пристально следили. Конец хрущёвской "оттепели" ознаменовался многими важными событиями, которые выстраивались в единый ряд - молодёжные бунты в Париже в средине 60-х, Пражское восстание 1968 года, начало диссидентского движения в СССР, включая Украину. Ярким событием в жизни киевской интеллигенции явился фильм Сергея Параджанова «Тени забытых предков», на премьере которого в 1967 году украинские диссиденты выступили с протестом против подавления инакомыслящих в Украине. К этому присоединились трагические события в нашем кругу. Неожиданно умирает Лятошинский. Кончает жизнь самоубийством Галина Мокреева. На этом фоне резко усилился идеологический диктат в культуре, последствия которого мы ощутили на собственной шкуре.

В.Сильвестров, Б.Н.Лятошинский, И.Блажков, В.Годзяцкий на даче Лятошинского в Ворзеле 1967 г.

В 1969 году я получил заказ от киевского Театра юного зрителя ("ТЮЗ"а) написать музыку к спектаклю «Золушка», который ставил молодой режиссёр (кстати, приятель Сильвестрова) Владимир Судьин. Мне его замысел понравился, и в короткое время музыка была написана. Текстом для спектакля послужил киносценарий Евгения Шварца, по которому был снят фильм. В спектакль должны были войти тексты, которые не были использованы в фильме - песни Золушки, Принца, музыка, сопровождающая чудеса доброй феи. Репетиции проходили успешно, актёры учили песни, танцы, небольшой оркестр также репетировал свои номера. Генеральную репетицию показали главному режиссёру театра, и вдруг объявляется - спектакль в таком виде показывать нельзя, постановка требует изменений, а музыку необходимо заменить - она лишена мелодичности, слишком сложна для детского восприятия. Режиссёр, которому музыка нравилась, был в отчаянии, актёры также ничего не понимали. Всё выглядело так, как будто театр неожиданно получил распоряжение свыше - запретить музыку.

Я решил не сдаваться и повёз свою "Золушку" в Ленинград. Театральный режиссёр, к которому я обратился с предложением как-то спасти эту музыку, ответил: " Да что вы жалуетесь? У нас в оперном "Лебединое озеро" запретили! А вы тут с какой-то "Золушкой"! (Этот запрет балета "Лебединое озеро" в первой, авторской редакции Чайковского с трагическим финалом, восстановленной в 1969 году, выглядит полным сюрреализмом, если вспомнить, что под звуки "Танца маленьких лебедей" в 1991 году агонизировал ГКЧП и вообще - советская власть!) . История с запретом "Золушки" стала первой ласточкой в длинной цепи запретов, осуждений, унижений и прямых репрессий по отношению к инакомыслящим композиторам. Дальнейшие события это подтвердили.

В.Алексеев, С.Вакуленко, В.Годзяцкий. 1966 г.