^Back To Top

logo

Компоненты, модули, шаблоны и другие Расширения Joomla

"Веселые затеи" в жизни.

Здесь самое время вспомнить о том, как мы, композиторы нашего круга, проводили своё свободное время. Ещё со времени студенчества мы регулярно встречались, обмениваясь музыкальной – и не только музыкальной- информацией: показывали друг другу свои сочинения, ходили вместе в концерты, в оперный театр, смотрели новые кинофильмы, бывали на художественных выставках, читали художественную, философскую литературу, поэзию, - и постоянно обменивались полученными впечатлениями. В памяти остались интересные, часто забавные эпизоды этой нашей «внетворческой» жизни. Я уже упоминал о фольклорных экспедициях, в которых участвовали почти все студенты-композиторы нашей группы. Помимо достижения главной, музыкально-познавательной цели наших поездок, путешествуя по сёлам, мы, представители урбанистической культуры, получали богатейшие жизненные впечатления от общения с простыми крестьянами, а также – наслаждаясь прекрасными картинами природы.

… Вот мы с Сильвестровым, блуждая по ночному селу в поисках нашего временного жилища, повстречали какого-то деда, - он был высоченного роста - который охотно повёл нас на другой конец села, сказав на прощанье: «Скажете Марії (хозяйке) – дід Лиходій вас проводив!» В другой раз мы – также вдвоём – попали на свадьбу, только свадебных песен мы не запомнили – нас обпоили ужасным суррогатом под названием «денатурат», так что вскоре мы очутились под столом и на время потеряли друг друга. Когда к нам вернулась способность сознавать окружающее, сквозь шум голосов, крики, пение до меня донёсся голос Сильвестрова – сквозь смех он рассказал, что под столом он встретил жениха, который сказал ему, что его фамилия – Чайковский! В другой раз, в одном из сёл Черниговской области нам пришлось участвовать в давно забытом обряде «умыкания невесты», правда, умыкнули не невесту, а ворота - со двора родителей невесты, и при этом чуть не прихватили нашу звукозаписывающую аппаратуру!

В период «оттепели» в Киеве очень активизировалась музыкальная жизнь. Мы побывали на всех интересных оперных спектаклях, в частности, на «Катерине Измайловой» Шостаковича и на «Войне и мире» Прокофьева, вызывавших немалые споры в нашей среде. В Киеве гастролировали лучшие симфонические оркестры мира – Филадельфийский, Нью-Йоркский и Чикагский, ансамбль старинной музыки «Pro musica». Особый этузиазм у нас вызывали концерты Святослава Рихтера, на которые вообще нельзя было достать билеты и, тем не менее, мы не пропускали ни одного его концерта. Один из концертов Рихтера мы прослушали, стоя на колосниках в театре оперной студии консерватории – это толстые дубовые брусья, размещённые над сценой, на которые крепятся занавес, декорации. Туда, на эту верхотуру мы проникли через подвал, поднявшись по лесенке вверх. На другие концерты, например, на концерты Вэна Клайберна – лауреата Первого конкурса имени Чайковского, пришлось проникать с громадными трудностями. Чтоб попасть на концерт Клайберна, проходящий в Октябрьском Дворце культуры ( тот, что находится на улице Институтской ), мне и другим таким же фанатам музыки пришлось спускаться через подвальное окно, ныряя головой вниз, в то время, как остальные товарищи придерживали смельчака за ноги. Были и анекдотические случаи. Так, мы с Владимиром Губой однажды просидели в туалете филармонии с раннего утра до начала концерта. Другой раз мы вдвоём с нашим общим другом, фанатичным любителем музыки Леонидом Гендельманом, работающим на каком-то заводе, желая попасть на концерт Вэна Клайберна, проникли в туалет оперного театра и закрылись там. Вдруг слышим – раздаются грубые голоса, топот сапог – это дирекция театра пригласила солдат, чтоб те помогли ловить безбилетников. В туалет стучат: «Ану, выходи!» Опустив виновато головы, мы выбираемся оттуда, но какой-то солдат, посмотрев на смуглого, черноволосого Гендельмана, крикнул: «А, армяне!» - и солдаты с грубым хохотом вытолкали нас в коридор, а мы, довольные, что счастливо отделались, убежали на галёрку и спрятались там.

От напряжённой работы часто нам помогал расслабиться футбол. Обычно раз в неделю мы собирались для того, чтобы «совершить давку» - так на языке инициатора этого занятия Владимира Губы называлось – поиграть в футбол. Высокий профессиональный класс при этом, кроме Губы, показывал Сильвестров. Кроме нас, композиторов (исключением был Грабовский), в «давках» принимали участие Борис Деменко, пианист, а также вышеупомянутый Лёня Гендельман. Играли мы небольшими командами – три на три, или четыре на четыре - небольшим мячом. Но однажды мы, объединившись, провели матч с командой, составленной из рабочих одного из заводов, причём все они были глухонемые. Проиграли мы с разгромным счётом: 14:17 ! Сильвестров мрачно пошутил: «Попробуй у них выиграть, если каждый из них – Бетховен!»