Укрепление здоровья.
(приложение)

Насколько я себя помню, я всегда занимался утренней зарядкой – к этому меня с раннего детства приучил отец. Обливаниями холодной водой и самомассажем я начал заниматься позже. Что касается занятий спортом, то в детстве эти занятия ограничивались игрой в футбол с одноклассниками да ездой на велосипеде (моя заветная детская мечта – приобрести велосипед!) В старших классах средней школы мы с моим приятелем Анатолием Безухом - одним из «трёх мушкетёров», как нас называли одноклассники, - решили заняться спортом, сначала боксом, – в целях самозащиты, а затем - плаванием. Я ходил в бассейн около года, и кажется, приобрёл какой-то юношеский разряд. Затем мы увлеклись бальными танцами, и на спорт не хватило времени. Во время пребывания в консерватории я одно время занимался фехтованием на рапирах, ну, а потом меня и всех друзей захватило увлечение футболом. Но наши встречи на импровизированном футбольном поле, так называемые «давки», не были регулярными – их можно рассматривать, как своего рода форму культурного развлечения.

Несмотря на то, что занятия спортом были у меня эпизодическими, нерегулярными, они всё же давали свои результаты - они воспитывали упорство, настойчивость в преодолении трудностей – качества, так необходимые в овладении любым ремеслом, в том числе и в занятии сочинением. Значительно большую пользу для укрепления здоровья приносили индивидуальные занятия физическими упражнениями, тем более, что, начиная с шестидесятых годов нам стала доступна информация о философии и оздоровительной системе йогов. Наиболее последовательно из наших друзей изучал и практически применял эту систему Святослав Крутиков. Владимир Губа до сих пор проводит регулярные спортивные тренировки на стадионе. Я к своим ежеутренним физическим упражнениям и водным процедурам присоединил бег на небольшие дистанции.

Особую актуальность эти упражнения приобрели в 80-х – 90-х годах в связи с обострениями моих всегдашних болезней, связанных с желудком, почками.

После многих лет лечения, после неоднократного пребывания в больницах (однажды в Харькове, на фестивале современной украинской музыки, меня прямо из концертного зала забрала скорая помощь), я раз и навсегда вылечился от язвенной болезни с помощью народного средства, рекомендованного известной целительницей Вангой. С тех пор я начал изучать различные целительные системы и применять содержащиеся в них рекомендации на практике. Так, я ежедневно занимаюсь дыхательными упражнениями по системе Ивана Неумывакина – выдающегося народного целителя, доктора медицинских наук. К этим упражнениям я присоединил упражнения по энергетической балансировке, описанные в книге Игоря Павловца «За пределами видимого» и содержащие в себе элементы оздоровительных систем йогов. Под влиянием телесеансов известного экстрасенса Алана Чумака, который неоднократно доказывал свою целительную силу, я начал заниматься массажем пальцев рук, к которому присоединился массаж других частей тела, после чего следует «контрастный» душ. На все эти процедуры приходится тратить от полутора до двух часов. Кроме меня, этими упражнениями регулярно занимаются моя жена Ольга Борисовна и наша дочка Елена, ощутившие несомненную пользу их для своего здоровья.

Все эти оздоровительные процедуры, которыми я систематически занимаюсь, отнюдь не являются панацеей. Они не гарантируют от того, что различные болезни могут возвращаться, они не исключают традиционных средств лечения и приёма обычных лекарств. Все они лишь приводят организм в состояние стабильности, к более или менее бесперебойной работе важнейших органов тела, облегчают перенесение всех недугов, которые неизбежны в моём возрасте. При этом важно придерживаться здорового образа жизни.

Постепенно эти оздоровительные мероприятия, к занятиям которыми я приходил чисто интуитивно, и которые давали эффективный результат, стали осознанной формой жизненного поведения и необходимой частью некоей сверхзадачи. Сверхзадача (или же – важнейшая жизненная цель) заключается не в приобретении славы, не в коммерческом или карьерном успехе, не в достижении полного удовлетворения своего физического существования, а в том, чтобы я как композитор максимально выразил себя в музыке, чтобы мне удалось написать такие сочинения, которые бы стали подлинными открытиями в искусстве и были дороги всем любителям музыки. А еще я хотел бы, чтобы мне и всем моим единомышленникам удалось бы возродить утраченную роль классической (или – академической) музыки в деле духовного воспитания людей, вывести её из состояния замкнутости, элитарности, и вернуть её в лоно всеобщей культуры.